Немодное TV

Автор: Ольга Мишагина

Должность: зам.гендиректора

24.10.19

Многие утверждают, что телевидение умирает. А может всё не так фатально? Мы порассуждали на эту тему, предлагаем и вам.

Повезло мне как-то присутствовать при разговоре, где один из собеседников, замечу эксперт в обсуждаемом вопросе, сообщил, что телевидение умирает. Оно продержится короткое время и только за счет поколения, характеризуемого словом “бабушки”. Этого мнения придерживаются и некоторые участники Мартовской группы в социальной сети.

 

На память пришли фразы, которые и вам доводилось нередко слышать, и возможно произносить: “я вообще не смотрю телевизор”, “сериалы и кино качаю из сети”. А осуждающий сленг - “зомбоящик”, так давно уже в обиходе. 

Несколько лет назад в Марте приняли решение об организации сервиса IPTV. Поверьте, оно не было единогласным! Уже тогда часть сотрудников поставила ребром вполне логичный вопрос: зачем тратить немалые средства на устаревающий сервис? Приводились железобетонные аргументы: развлечения и информацию абоненты получают из интернета, телевизор смотрят всё реже. 

Неужели телевидение на самом деле умирает?! Или, как водится отвечать на такие вопросы - не дождётесь?

Я попробовала найти однозначный верный ответ, подкрепленный статистическими данными и мнением нескольких гуру. Чтобы не томить, сообщу сразу, не удалось! Но всё же изложу некоторые мысли и ход моих изысканий.

В первую очередь я обратилась к исследованиям компании Mediascope, они уж точно должны пролить свет. Я серьёзно, именно должны, по закону. 

Прежде всего Mediascope - коммерческая организация, которая работает в интересах рекламного рынка. Уже много лет они изучают медийные площадки, считают вдоль и поперек аудиторию телевидения, радио и интернета. На основе таких исследований рекламодатели принимают решения где, для кого и какую рекламу разместить. И немудрено, стрелять в воздух, авось куда попадет - дорогое удовольствие.

Так вот, Госдума РФ летом 2016 года внесла изменения в Законе о СМИ и в Законе о Рекламе: измерять телеаудиторию в России с осени 2017 года может только одобренная Роскомнадзором организация. По результатам конкурса компания Mediascope оказалась соответствующей многочисленным требованиям. К слову, составлять рейтинги телеканалов тоже прерогатива Mediascope. Закон также настаивает и на том, чтобы рекламодатели размещали рекламу на федеральных телеканалах только на основании данных уполномоченного измерителя. Ох и любит наш регулятор строгость, дисциплину и контроль в ущерб объективности и здравому смыслу. С тех пор в ежегодном режиме Mediascope публикует официальный отчет того, что намеряли.

А они утверждают: по итогам 2018 года телевидение осталось медиа с наиболее высоким охватом. Около 99% жителей крупных российских городов (100 тыс +) в возрасте от 4-х лет включают телевизор хотя бы раз в месяц. Ежедневно это делают 68% населения. Среднесуточное время просмотра составило 230 минут. 

Неплохая статистика для умирающего сервиса! Поверим на слово? 

Более того, на одном из мероприятий, директор по телевизионным измерениям Mediascope Ксения Ачкасова сообщила, что телевидение никуда не ушло, оно изменилось. По просмотрам «классического телевидения» российские показатели лучшие в мире. Падение составило 4% за три года, и это ничто по сравнению с другими странами. В Китае за это же время снижение телесмотрения составило 16%. По Европе самое мощное падение наблюдается в Дании - 22%, а в США от классического телика отказались 23% домохозяйств.

Ваше внимание тоже привлёк термин “классическое телевидение”? Давайте проясним, речь о ситуации, когда человек смотрит именно телевизор и именно телеканал (не видео из приложения или интернета). А что же насчет пользователей, которые смотрят, к примеру, НТВ, используя ноутбук, или чего хуже, смартфон? Это не принято считать телевидением? А просмотр телевизионного контента не во время прямой трансляции на телеканале и с помощью известных интернет-ресурсов и плееров? Это тоже не в счёт? Вообще-то Википедия гласит, телевидение - это технология электросвязи, предназначенная для передачи на расстояние движущегося изображения. 

Так вот, до лета 2018 года Mediascope таких зрителей официально не учитывал, прошли "мимо кассы". Данные о них только в этом году стали доступны широкой публике. Вот и зашевелился червячок сомнения, есть неточности, а значит основывать выводы на такой статистике не стоит.

В рамках проекта Big TV Rating Mediascope теперь собирает больше информации, а именно: 

  • о профиле аудитории - какие экраны предпочитают различные возрастные категории; 
  • о контенте - что зритель смотрит на большом экране и что смотрит, используя гаджет; 
  • о времени просмотра - в период выхода контента на телеканалах, до или после него, и прочее. 

Со временем для всех картина станет более ясной. А мне думается, что Mediascope с решением о сборе таких данных сильно припозднился, чем возможно подвёл рекламодателей и наши пытливые умы. 

Из презентации Mediascope от 17 апреля 2019 г.


Всё это наводит на мысль, может у сервиса вовсе нет оттока, а зритель просто поменял способ просмотра?

Между тем ВЦИОМ, на основании опросов, давно отмечает падение интереса россиян к телевидению, как минимум в два раза. Но и этим данным, которые приводят нам в качестве аргумента, я бы не стала слепо доверять.

Во-первых, опрашиваемые, в попытке придать высоту своему эстетическому вкусу, не всегда честны. Не каждый признается, что провёл в компании телевизора 4 часа, вместо похода в театр. Напомню, что с недавних пор такой вид досуга порицается и является признаком невысокого интеллекта. Да и само время, как известно, неуловимо, иногда три часа пролетает как один. В общем, сложно оценить, вспомнить и дать точный ответ во время опроса.  

Во-вторых, а давайте задумаемся о самой постановке вопроса, что значит “смотреть телевизор”? Включить для фона и уйти в другую комнату делать уборку, или играть с котом - это относится к “смотреть телевизор”? Вот Mediascope такие “просмотры” учитывает в своей статистике, тем самым её накручивавет, так как использует пиплметры, они же ТВ-метры. Вот и очередная неточность, выбранная Mediascope методика подводит. А какой смысл вложили опрашиваемые ВЦИОМ в фразу “смотреть телевизор”? Да кто какой, такие и результаты.

И вот к чему я пришла. У меня нет возможности привести вам доказательства в виде качественных измерений в поддержку того или иного мнения. У исследователей нет общепринятых терминов, понимания того, что следует учесть в анализе, какую методику и инструменты сбора данных эффективнее использовать. А гадая на кофейной гуще, изучая звёзды и тыкнув пальцем в небо, могу предположить, что “пациент скорее жив, чем мёртв”. Только сильно мутирует. Современный зритель хочет смотреть то, что он хочет, а не что предлагают. Причем в удобное время, в любом месте и с использованием различных гаджетов. А телевидению (какой бы смысл в это слово вы бы не вложили) и компаниям, предоставляющим сервис, придётся подстраиваться. 

О нежелании умирать говорят следующие факты:

  • массовый переход на цифру;
  • постоянный выпуск новых моделей smart-tv: обновленный формат, новые функции, различные формы экранов и эффекты;
  • появление и развитие различных приложений для просмотра телевизионного контента;
  • спрос наших абонентов на сервис. 

И “классическому телевидению” в России не скоро придет конец. Жизнь в нем поддерживает наша культура. Мы любим поспорить, поругаться и даже поплеваться в телевизор. Включаем для фона, следим за новостями на Первом канале, хотя давно не доверяем им. Засыпаем под телевизор, и конечно же каждый год в декабре/январе раз 10 смотрим “Иронию судьбы или с лёгким паром”. Согласитесь, какая глупость делать это через интернет, теряется романтика. Телевизор пока еще член семьи у большинства россиян. 

А что думаете вы?